Творчество Дмитрия Шостаковича в кино

Автор: Administrator вкл. . Опубликовано в Классическая музыка

Роль Дмитрия Шостаковича в кино

Дмитрий ШостаковичВ статье рассматривается история формирования киномузыки в ХХ веке на примере творчества выдающегося композитора Дмитрия Шостаковича, который начал новую эру музыкального кино. Композитор считал, что музыка - это не только иллюстрации к фильму, но и его полноценный участник.

Тема «Шостакович и Кино» в последние годы все больше привлекает к себе внимание киноведов. Например, в 2004 году произошли два события, которые стали весомым вкладом в изучении этой проблематики, которая находится на стыке музыковедения и киноведения. Во-первых, в Италии под руководством Туринского музея кино, была организована большая ретроспектива фильмов, музыку к которым написал Шостакович. Во-вторых, в рамках этой ретроспективы на правах каталога была выпущена книга (составитель - Эуджения Гальяноне), в Англии исследователем Джоном Райли была впервые издана специальная авторская монография «Дмитрий Шостакович. Жизнь в фильмах». Творчеством композитора интересовалось большое количество различных исследователей, преимущественно европейских (Джей Лейден, Жорж Садуль, Адо Киру, Франко Пульчини, Эдуардо Бруно, Клод Мориак, Андре Базен) и российских (М. Левидов, Ф. Гукасян, А. Липко, М. Ямпольский).

 Дмитрий Шостакович - известный композитор, автор симфоний, фортепианных концертов, хоровых произведений, вокальных циклов. Кроме того, он писал музыку к фильмам, хотя и считал это занятие «несерьезным». Профессиональный контакт Шостаковича с кино начался еще в 1923 году. Известно, что композитор работать в кино не любил. Этот факт был, пожалуй, связан с тем, что в студенческие годы будущий композитор зарабатывал на хлеб, играя на фортепиано в ленинградском кинотеатре «Светлая лента» (ныне - кинотеатр «Баррикада», Санкт-Петербург). Ему было действительно тяжело передавать человеческие чувства и отношения, играя на рояле.

На ленинградской киностудии Шостакович появился в 1928 году. Григорий Козинцев и Леонид Трауберг (в то время они работали в киномастерской «ФЭКС») пригласили его написать музыку к фильму «Новый Вавилон», который представляет собой историческую фреску, поэтичными и гротескными красками рисующую социальную жизнь Франции 70-х годов XIX века. Именно с этой ленты и началась творческое сотрудничество Г. Козинцева и Л. Трауберга с композитором Дмитрием Шостаковичем, с блестящей и одновременно скандальной работы в кино. Появление композитора в группе «ФЭКС» было связано с необходимостью формирования основ кино, которое только рождалось.  Каждый эпизод монтировался, как музыкальное произведение.  Фильму была необходима особая музыка.

В 1999 году в Болонье во время фестиваля «Cinema Ritrovato» в связи с семидесятилетием фильма «Новый Вавилон» состоялась демонстрация его отреставрированной копии в сопровождении швейцарского оркестра, которая стала, без преувеличения, главным событием этого фестиваля, собирающего ведущих специалистов по немому кино из всех стран мира. Нельзя не упомянуть также демонстрацию госфильмофондовской копии «Нового Вавилона» в Доме кино в Москве в 1987 г. в сопровождении Российского государственного симфонического оркестра кинематографии под руководством дирижера Сергея Скрипки.

Одной из загадок для киноведов является существование нескольких монтажных версий этого фильма, сохранившихся в мировых киноархивах. Швейцарский оркестр приложил партитуру Шостаковича к европейской копии, а дирижер Скрипка со своим оркестром подготовил аккомпанемент для нашего варианта фильма. Именно этот вариант был одобрен Л.З. Траубергом, одним из постановщиков фильма и «музлитом» ФЭКСа. Можно предположить, что симфоническая версия «Нового Вавилона» - это сведение счетов Шостаковича с работой аккомпаниатора в кинотеатрах. Об этом факте почти прямо говорится в статье композитора «О музыке к Новому Вавилону», которая писалась в течение работы над фильмом.

Шостакович позволял себе безапелляционно высказывать наболевшее - свое отношение к традиционной советской «киномузыки»: «Нет более забытого советской общественностью участка, как музыкальная иллюстрация к кинофильмам. Большинство музыкантов, работающие в качестве иллюстраторов в кино, смотрят на этот труд как на болото, которое засасывает того или иного музыканта, убивает в нем талант, делает из него машину, обязанное каждый вечер столько-то часов импровизировать под картину, и накладывает тяжелый, несмываемый штамп на композиторское дарование. Не лучшая ситуация и с дирижерами. Оркестры в большинстве кинотеатрах низкой квалификации. Сам репертуар киномузыки невероятно однообразен. На репетицию времени не дают. Одним словом, халтура, самая бесстыдная халтура, прочно закрепилась в музыкальном сопровождении в кино, и самое обидное, то, что эта халтура абсолютно узаконена. Никто не кричит и не протестует».

Композитор пытался изменить эту ситуацию, предложив новый подход к музыкальному сопровождению фильма: «Единственный правильный путь - это написание специальной музыки, как это делалось, если я не ошибаюсь, в самом начале  с «Новым Вавилоном». Создавая музыку к «Вавилону» я меньше руководствовался принципом обязательной иллюстрации каждого кадра. Я исходил, главным образом, от главного кадра. Многое построено по принципу контрастности. Например, солдат (версалец), встретившийся на баррикадах со своей возлюбленной (коммунарка) приходит в мрачное отчаяние. Музыка делается все более радостной и, наконец, разряжает бурным вальсом, отражая победу версальцев над коммунарами. При наличии большого количества музыкального материала музыка сохраняет непрерывный симфонический тон. Основная ее цель - быть в темпе и ритме картины и усиливать от нее впечатление. Я стремился придать музыке, при наличии новизны и необычности, динамику и передать патетику «Нового Вавилона».

Следующее десятилетие Григорий Козинцев и Леонид Трауберг полностью посвятили работе над трилогией о Максиме, вошедшей в золотой фонд киноклассики («Юность Максима» (1935), «Возвращение Максима» (1937),  «Выборгская сторона» (1939). В «Юности Максима» композитор пишет музыку только к прологу, в котором изображает драматические переживаниям  подпольщиков-революционеров, и дает отрицательную характеристику буржуазии, пошлости ее развлечений, сплитая в полифоническом движении попурри из пяти одновременно звучащих музыкальных тем.

27 января 1935 фильм «Юность Максима» вышел на экраны. Позже создатели трилогии о Максиме были удостоены Сталинской премии первой степени.

Незадолго до выхода на экраны картины «Юность Максима» Дмитрий Шостакович завершил работу над партитурой оперы «Леди Макбет Мценского уезда», которая в 1934 году была поставлена в Ленинграде и Москве под названием «Катерина Измайлова». Сначала советская критика практически единодушно оценила новую оперу Шостаковича как победу советского музыкального театра. Но в январе 1936 спектакль «Катерина Измайлова» посетил Сталин, и его реакция нашла свое отражение в статье «Сумбур вместо музыки», опубликованной в газете «Правда». Через несколько дней газета напечатала еще одну рецензию – «Балетная фальшь», на этот раз уничтожающей критике был подвергнут балет Шостаковича «Светлый ручей» (1935). После этих публикаций большинство произведений Шостаковича, написанных до 1936 года, практически полностью исчезли из репертуара театров. Удивительно, что композитор прошел через все годы опалы и уцелел. Светлым пятном в это период является пожалуй лишь для Шостаковича стало участие в кинокартине «Встречный», снятой на «Ленфильме» еще в 1932 году. Для нее Шостакович написал ласковую и зажигательную песню «Нас утро встречает прохладой». Написал стихи для этой песни знаменитый в то время поэт Борис Корнилов, названный Бухариным через два года на съезде писателей.

Может сложиться впечатление, что музыка к «Новому Вавилона» была единичным в биографии Шостаковича случаем творческого подхода к работе в кино. Существует мнение, что работа над партитурами к фильмам была для композитора актом конформизма. Эта концепция высказана, в частности, в книге Эрика Роузберри: «Сталин высоко ценил Шостаковича как автора мелодий для кино; по словам Волкова, композитор в этой музыке мог отдать кесарю кесарево». Написание музыки для фильмов стало для Шостаковича формой «раскаяния». В то же время он продолжал писать «серьезную» музыку для себя, в надежде на лучшие времена.

На самом деле ситуация была очень сложной. В частности, письмо Шостаковича к Л. С. Траубергу от 26 ноября 1948, написанное в опальный период композитора, свидетельствует, во-первых, о том, что великий композитор был не до такой степени запуган сталинским террором, как это принято считать - он решился написать своему другу, который стал главной жертвой космополитизма в советском кино, и даже собирался работать с ним в то время, когда немногие осмеливались поддерживать само знакомство. Кроме того, это письмо, написанное после просмотра фильма Довженко «Мичурин», к которому Шостакович писал музыку, говорит о том, что отношение великого композитора к сочинению музыки в кино было не только прагматичным. Скорее, этот пресловутый прагматизм содержал в себе элемент бравады. После просмотра «Мичурина» Шостакович был подавлен тем, как кинематографисты расправились с его произведением: «<...> в перезаписанном экземпляре я услышал только 20% своей музыки. Может быть, даже и меньше. Остальные 80% музыки я не слышал: она заглушена или разговорами, или дикторским текстом, или шумом бетономешалок и электромолотилок, не говоря уже о паровозных гудках и т.п. Я не обвиняю в этом А.П. Довженко. Очевидно, так ему было нужно. Виню себя за то, что я не настаивал на своем. Это свое заключается в следующем: надо, чтобы музыка звучала только там, где она крайне необходима. Мне со вчерашнего вечера обидно за свою работу. Конечно, через 2-3 дня обида пройдет, а через 2-3 недели, расписываясь в получении гонорара, я буду чувствовать лишь чувство безмятежного счастья. Музыка - мать всех искусств. Поэтому нельзя сводить ее к роли фона или мелодекламаций; и пусть мелодекламатором будет хоть народный артист Черкасов, или бетономешалка, все равно нельзя».

В том же 1948 году Шостакович получил поощрение за «реалистическую» и «демократическую» музыку к кинофильму «Молодая гвардия» (режиссер Сергей Герасимов). В своем творчестве Дмитрий Шостакович сблизил симфонический жанр с киномузыкой. Он, будто бы, родился где-то между оркестром и кинематографом. Даже когда писал музыку для кино - это все равно была фортепианная музыка.

Шостакович был настоящим мастером озвучивания немых фильмов - иллюстратором кино, ярким примером этого является фильм «Новый Вавилон». Это чисто немое кино, оркестр и зритель были едины. Весь процесс требует от композитора и дирижера впечатляющего по точности расчета, более того, такая синхронность была неотъемлемым качеством киномузыки того времени и показателем мастерства.

Фильмография Дмитрия Шостаковича была немалой - ему пришлось поработать в художественных и документальных фильмах, анимационных картинах, телеспектаклях. Он написал музыку к кинофильмам «Простые люди» (1945 г.), «Молодая гвардия» (1948г.), «Овод» (1955 г.), «Гамлет» (1964 г.), «Король Лир» (1971 г.).

О серьезности темы «Шостакович и кино» говорит и сам объем кинонаследия музыканта. Как отмечает итальянский киновед Джанни Рондолино в своем предисловии к книге, составленной Эудженио Гальяноне, «несмотря на многочисленные заявления о том, что в кино он работает только при необходимости, Шостакович создал такое количество партитур к фильмам, что оно составляют примерно треть от его музыкального наследия: всего их тридцать шесть, начиная от «Нового Вавилона» в 1928 году до козинцевского «Короля Лира» в 1970».

В книге Джона Райли можно найти интересное уточнения относительно истинного кинодебюта композитора. Оказывается, за четыре дня до премьеры «Нового Вавилона» в Ленинграде состоялась премьера оперы Эрвина Дресселя, для которой Шостакович написал две музыкальные композиции, одна из которых сопровождала мультипликационный фильм, входящий в структуру постановки.

Сегодня Шостакович - один из самых исполняемых в мире композиторов. Его творения – это высказывания внутренней человеческой драмы и летописи ужасных страданий, выпавших на XX век, где глубоко личное переплетается с трагедией человечества.

Жанровое и эстетическое разнообразие музыки Шостаковича огромно. Если использовать общепринятые понятия, то в ней сочетаются элементы тональной, атональной и ладовой музыки. В творчестве композитора переплетаются модернизм, традиционализм и экспрессионизм. Его вклад в мировую сокровищницу киномузыки неоценимый и еще недостаточно проанализированный современными музыковедами и киноведами. 


Комментарии   

 
0#1Gersart23.02.2018 12:52
Baclofene Arret Cigarette cialis online Amoxicillin For Sale Online
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить